Алкоголь и суициды: аспекты взаимосвязи

Суицидальное поведение является важной проблемой здравоохранения. Суициды входят в первую десятку причин смерти и наносят огромный моральный и материальный ущерб обществу. Ежегодно в мире более 1,4 млн человек кончают жизнь самоубийством [3].

Серьезную обеспокоенность вызывает растущий уровень самоубийств среди молодежи. В Беларуси с 1970 по 1999 г. уровень суицидов вырос в два раза (с 17,6 до 35,0 на 100 тыс. населения) [4].

Среди республик бывшего СССР по уровню суицидов Беларусь занимает пятое место после Литвы, Латвии, Эстонии и России.

Внимание!

Основными детерминантами суицидального поведения являются психопатологические и социальные факторы.

Несмотря на убедительные данные, свидетельствующие о значительном влиянии социальных факторов на суицидальный риск, многие специалисты склонны делать акцент на роль психопатологических факторов.

При этом указывается, что психические расстройства поддаются лечению, и таким образом можно проводить профилактику суицидов.

Согласно результатам клинических исследований, не менее 90% самоубийц страдали различными психическими расстройствами, среди которых чаще всего встречаются депрессия, злоупотребление алкоголем и другими психоактивными веществами [3]. Во многих странах имеются национальные программы по профилактике суицидов. Важное место в них отводится снижению уровня потребления алкоголя и других психоактивных веществ.

Взаимосвязь между злоупотреблением алкоголем и суицидальным поведением доказана. Некоторые авторы рассматривают злоупотребление алкоголем как эквивалент хронического суицида [5]. В исследованиях, проведенных в различных странах, показано, что от 30 до 66% жертв суицидов имели в крови алкоголь на момент смерти [9].

Так, в Швеции алкоголь вовлечен в 35% случаев самоубийств [34]. В Финляндии 30,5% суицидов ассоциировано с алкоголем [25]. В Бразилии у 32,2% жертв суицидов был обнаружен алкоголь в крови [10]. 33% самоубийц в штате Нью-Йорк на момент смерти имели алкоголь в крови [38].

Злоупотребление алкоголем обусловило высокий процент самоубийств среди подростков. Так, 46% подростков в возрасте 10—19 лет, совершивших суицид в 1978 — 1983 гг. в США, были алкогольпозитивными [8].

В штатах, где запрещено продавать алкоголь подросткам до 18 лет, по сравнению со штатами, где возрастной ценз составляет 21 год, среди молодежи в возрасте 18—20 лет уровень суицидов на 8% выше [6].

Важно!

В последние годы для анализа взаимосвязи между суицидами и алкоголем на популяционном уровне применяются современные методы статистического анализа. Так, анализ временных серий, проведенный в США, показал, что увеличение уровня потребления алкоголя на душу населения на 1 л приводит к росту уровня суицидов на 3% [15].

АРИМА-анализ динамики уровня потребления алкоголя на душу населения в Финляндии с 1950 по 1991 г. показал, что уровень суицидов среди мужчин в возрастных группах 15—34 и 35—49 лет строго ассоциировался с уровнем потребления алкоголя.

Взаимосвязь между уровнем суицидов и уровнем потребления алкоголя отсутствовала среди мужчин возрастной группы 50—70 лет [26]. В другом исследовании с помощью анализа временных серий было установлено, что с 1950 по 1972 г.

уровень потребления алкоголя положительно коррелировал с уровнем суицидов в 10 из 13 стран, включенных в анализ [23]. С 1950 по 1995 г.

уровень суицидов среди мужчин положительно коррелировал с уровнем потребления алкоголя в 8 из 14 западноевропейских стран, причем в четырех из них эта взаимосвязь была статистически достоверной. Для женщин положительная корреляция между уровнем суицидов и уровнем потребления алкоголя обнаружена в 13 странах (в пяти из них эта связь была статистически достоверной) [31].

Уровень суицидов среди страдающих алкогольной зависимостью в 10—85 раз выше, чем в общей популяции. В одном из исследований было показано, что среди лиц, выживших после попытки самоубийства, 50% мужчин имели алкогольные проблемы, а у 25% из них была диагностирована алкогольная зависимость [21].

Согласно другим данным, алкогольная зависимость либо злоупотребление алкоголем были обнаружены в 43% случаев самоубийств [17]. Риск суицидального поведения возрастает после 20 лет злоупотребления алкоголем. Как правило, это соответствует возрасту между 30 и 60 годами.

Совет!

Средний возраст лиц, страдавших алкогольной зависимостью и покончивших жизнь самоубийством, составляет 47 лет [7]. Некоторые авторы выделяют два возрастных пика для завершенных суицидов у алкоголиков: 30—39 и 40—49 лет [1].

Мужчины, злоупотребляющие алкоголем, совершают суицид в 7 раз чаще женщин, также имеющих алкогольные проблемы [12]. Таким образом, алкогольный суицид характерен для мужчин среднего возраста.

Ретроспективные исследования показали, что 83% алкоголиков, совершивших суицид, имели четыре или более следующих характеристик: длительный депрессивный эпизод; предшествовавшие суициду мысли об этом; слабая социальная поддержка; серьезные проблемы со здоровьем; безработица; проживание в одиночестве.

Практически все они накануне смерти были в состоянии алкогольного опьянения [29]. Существуют данные о тесной взаимосвязи агрессивного и аутоагрессивного поведения со злоупотреблением алкоголем.

Так, с помощью множественной логистической регрессии было установлено, что у жертв суицидов уровень агрессивного поведения выше, чем у жертв несчастных случаев [11]. В другом исследовании показано, что уровень суицидов положительно коррелировал с уровнем убийств в 7 из 9 стран, включенных в анализ [23].

Эти данные согласуются с психоаналитической концепцией, согласно которой в основе саморазрушительного поведения лежит подавленная агрессия [5].

Определить точный вклад алкоголя в смертность в результате суицидов весьма сложно.

Необходимо учитывать как минимум два аспекта этой взаимосвязи: 1) высокий уровень самоубийств среди лиц, зависимых от алкоголя; 2) снижение самоконтроля в состоянии алкогольной интоксикации может облегчить решение совершить суицид человеком, не имеющим алкогольных проблем.

Существует несколько теорий, объясняющих взаимосвязь между употреблением и злоупотреблением алкоголем и суицидальным поведением: а) депрессия может быть первичным этиологическим фактором, обусловливающим как злоупотребление алкоголем, так и суицидальное поведение; б) злоупотребление алкоголем приводит к депрессивным нарушениям, которые могут повышать риск суицида; в) алкогольные проблемы вызывают психосоциальную дезадаптацию, что также повышает риск суицидального поведения. Для объяснения механизма взаимосвязи между алкоголем и суицидами была предложена концепция дистальных и проксимальных факторов риска [20]. Дистальные факторы риска создают потенциал для суицида. Алкогольная зависимость, коморбидная психопатология и негативные события жизни действуют как дистальные факторы суицидального поведения. Проксимальные факторы риска запускают действие дистальных факторов. Острая алкогольная интоксикация действует как проксимальный фактор риска как для лиц, зависимых от алкоголя, так и для лиц, не злоупотребляющих им. Механизмы, ответственные за способность алкоголя усиливать риск суицидального поведения, включают: 1) увеличение психологического дистресса; 2) повышение агрессивности; 3) ускорение перехода суицидальных мыслей в действие; 4) сужение когниций, что приводит к нарушению способности генерировать и применять альтернативные копинг-стратегии.

Важное значение во взаимосвязи злоупотребления алкоголем с суицидальным поведением имеют биологические факторы. Существует немало данных, указывающих на роль серотонинергической дисфункции в предрасположенности к злоупотреблению алкоголем и аутоагрессивному поведению.

Внимание!

Установлено, что лица, склонные к агрессивному и аутоагрессивному поведению, имеют низкий по сравнению с контролем уровень 5-HIAA (5-гидроксииндолилуксусной кислоты) в цереброспинальной жидкости [18].

Согласно другим данным, короткая аллель серотонинтранспортного гена ассоциирована с повышенным риском суицидального поведения [13].

Кроме того, у алкоголиков, которые совершили парасуицид, по сравнению с лицами, не имевшими алкогольной зависимости, значительно чаще обнаруживалась S-аллель гена 5-НТТ промотер полиморфизма (5-HTTLPR) [30].

Это свидетельствует о важности генетически обусловленных нарушений серотонинергической нейропередачи в патогенезе алкоголизма и суицидального поведения. Предложены биологические маркеры суицидального риска у алкоголиков: карбогидратдефицитный трансферрин, моноаминооксидаза В, растворимый интерлейкин-2, холестерол [14]. Однако эти маркеры малоспецифичны и обладают довольно низкой предсказательной ценностью.

Социальные факторы играют важную роль во взаимосвязи алкоголя и суицидов. Еще в прошлом веке классик мировой социологии Э.

Дюркгейм [2] выделил три типа суицидов, связанных с различными уровнями общественной интеграции и с влиянием социальных перемен: «эгоистическое» самоубийство является следствием ситуации, когда индивиду не удается интегрироваться в общество; «альтруистическое» самоубийство является результатом гиперинтеграции, лишающей индивида способности сопротивляться чрезмерно обременительным, непосильным требованиям со стороны общества; «аномическое» самоубийство происходит в условиях социальных перемен, ведущих к нестабильности и утрате привычных социальных норм.

Связь уровня самоубийств с социальной дезорганизацией подтверждается современными исследованиями. Так, показано существование положительной корреляционной взаимосвязи между уровнем суицидов и уровнем разводов и безработицы [22].

Анализ временных серий продемонстрировал, что в США в период роста безработицы растет уровень потребления алкоголя и суицидов [15]. Согласно другим данным, с 1950 по 1972 г. уровень суицидов положительно коррелировал с уровнем разводов в 11 из 13 стран, включенных в анализ [23].

В то же время эта взаимосвязь может модулироваться рядом культуральных факторов. Так, в Финляндии уровень суицидов вырос в период экономического роста в 1985—1990 гг. и снизился в период экономической рецессии в 1990—1995 гг.

Регрессионный анализ выявил, что уровень суицидов не ассоциирован с уровнем безработицы и уровнем разводов. Однако имеется значительная ассоциация между уровнем суицидов среди мужчин и уровнем потребления алкоголя [19].

В Словении уровень самоубийств в молодой возрастной группе ассоциировался с антисоциальным поведением и злоупотреблением алкоголем, в то время как доход на душу населения ассоциировался с уровнем суицидов в старшей возрастной группе.

Важно!

На этом основании были выделены три паттерна суицидального риска: 1) социально-экономический; 2) поведенческий (антисоциальные черты, включая злоупотребление алкоголем); 3) связанный с депрессией, включающий климатический компонент (недостаточность солнечного света) [28]. Эти данные свидетельствуют о расхождении в ассоциации между уровнем суицидов, социально-экономическими факторами и уровнем потребления алкоголя.

Резкие колебания уровня смертности в результате суицидов наблюдались в последние десятилетия в странах бывшего Советского Союза. С 1984 по 1990 г. уровень суицидов в СССР среди мужчин снизился на 32%, а среди женщин — на 19% [37]. В странах Балтийского региона с 1984 по 1988 г.

в возрастной группе 25—54 года уровень суицидов среди мужчин снизился на 45%, а среди женщин — на 33% [35]. В 1990-х годах в большинстве бывших советских республик наблюдался резкий рост уровня самоубийств. Так, с 1990 по 1997 г. уровень суицидов в России вырос с 26,4 до 44,0 на 100 тыс. населения [34].

Литва стала мировым лидером по этому показателю в 1996 г. с уровнем 46,4 на 100 тыс. населения [16]. В Беларуси с 1990 по 1998 г. уровень самоубийств вырос с 20,0 до 35,0 на 100 тыс. населения [4]. Большинство авторов объясняют резкие колебания в уровне смертности в результате суицидов изменениями уровня потребления алкоголя на душу населения.

Наиболее убедительным аргументом в пользу этой точки зрения является тот факт, что резкое снижение уровня суицидов наблюдалось в период антиалкогольной кампании. Кроме того, регрессионный анализ, где уровень потребления алкоголя в СССР с 1984 по 1990 г.

был независимой переменной, а уровень суицидов — зависимой, показал, что между ними существует позитивная взаимосвязь [37]. С помощью анализа временных серий было продемонстрировано, что в Беларуси в 1970 — 1999 гг.

уровень суицидов положительно коррелировал с уровнем потребления водки на душу населения, а также с такими индикаторами уровня алкогольных проблем, как смертность в результате цирроза печени, в результате острых алкогольных отравлений, в результате алкоголизма и алкогольных психозов [33].

Положительная корреляция между уровнем самоубийств и уровнем алкогольных психозов была показана для Литвы [16]. Кроме того, установлено, что в странах бывшего СССР, имеющих наиболее высокий уровень суицидов и уровень потребления алкоголя на душу населения (Россия, Беларусь, Украина, Эстония, Литва, Латвия), в период с 1984 по 1994 г. уровень суицидов тесно коррелировал с уровнем потребления алкоголя на душу населения (r = 0,87; Р

Источник: http://www.mednovosti.by/journal.aspx?article=1584

Алкоголизм и суициды

В алкогольной проблематике пересекаются медицинские, социальные, экономические, психологические и даже философские проблемы, тесно связанные с культурой и повседневной жизнью населения. Особую значимость алкогольные проблемы приобретают в сильно пьющей стране.

Так, по данным, приводимым А. В. Немцовым (2003), около трети всех смертей в России в большей или меньшей степени связаны с алкоголем. Причем смерти от насильственных причин главный, и, вероятно, наиболее явный источник смертности, в котором реализуется алкоголь (Нечаев А. К.

, 1992; Разводовский Ю. Е., 2002). Им обусловлены 72 % убийств, 42 % самоубийств, 68 % смертей при циррозах печени. Естественно, что смерти при отравлениях алкоголем связаны с ним на 100 %.

Такая оценка алкогольной смертности в 10 раз превышает официальные данные Госкомстата РФ, которые составляют 3 % общей смертности.

Было выявлено, что снижение потребления алкоголя в нашей стране даже на 5—10 % сохраняет жизнь 100—200 тысячам человек в год (Немцов А. В., 2003). Чрезвычайно актуальной на сегодня является проблема связи самоубийств с алкоголизацией населения (Шустов Д. И. и др., 1998, 2005; Немцов А. В.

, 2003). Наиболее доказательны работы, показывающие динамику числа самоубийств в зависимости от среднедушевого потребления алкоголя. В России, повидимому, такая взаимосвязь с той или иной силой корреляции существовала всегда (Постовалова Л. И., 1984; Кузнецов В. Е., 1987; Шустов Д. И. и др.

, 1998).

Еще А. М. Коровин (1916), проанализировав распространенность самоубийств в городах и губерниях России за 1803—1912 гг., пришел к выводу, что наша страна занимает последнее место в Европе по частоте суицидов, при этом основным защитным фактором является преобладание сельского населения, которое потребляет водки меньше, чем городское.

И все же самой показательной и значимой эта зависимость была в 1985—1988 гг. в связи с антиалкогольным постановлением ЦК КПСС. А. В. Немцов, А. К.

Совет!

Нечаев (1991), изучая статистику этого периода, установили интересные закономерности, касающиеся снижения насильственной смертности (убийства, самоубийства, отравления различными веществами, включая алкоголь, дорожнотранспортные происшествия и др. несчастные случаи) при снижении потребления алкоголя на 25 %.

С 1984 по 1986 г. смертность от самоубийств снизилась более чем на одну треть (в абсолютных цифрах с 81 тысячи человек до 53 тысяч), что, несомненно, произошло под влиянием мер, направленных на ограничение торговли спиртными напитками (Амбрумова А. Г., Постовалова Л. И., 1991). В 1987—1992 гг.

происходил рост потребления алкоголя и вместе с тем параллельное увеличение насильственной смертности и снижение продолжительности жизни населения (Немцов А. В., Симонова О. Н., 1995).

Было доказано, что повышение среднедушевого потребления алкоголя на 1 литр добавляет 8 мужских самоубийств на каждые 100 тысяч мужчин и 1 женское самоубийство на каждые 100 тысяч женщин (Немцов А. В., 2002).

Такая однозначная зависимость между потреблением алкоголя, алкогольными заболеваниями и суицидами выявляется не во всех странах. По крайней мере, в Европе она не прослеживается.

Например, в Испании, Дании, Франции отмечено снижение уровня суицидов при росте употребления алкоголя, в Венгрии при постоянном уровне употребления идет снижение числа суицидов.

Иногда даже в ряде регионов одной страны уровень алкоголизации не коррелирует с уровнем самоубийств (Шустов Д. И., 2005; Войцех В. Ф., 2006).

Это приводит к большому разнообразию и противоречивости выводов и не позволяет установить, в какой степени алкоголь выступает в качестве причины смерти. Часто так происходит изза того, что сравниваются популяции с различными уровнями потребления алкоголя, которые почти никогда не бывают сравнимы по внеалкогольным факторам (Гладышев М. В.

, 2006). Следует отметить также, что верхний уровень диапазона потребления алкоголя, зафиксированный в зарубежных работах, не достигает уровней потребления в нашей стране (Немцов А. В., 2003).

Внимание!

Такая очевидная взаимосвязь не является прямолинейной, а прием алкоголя может быть как причиной, так и следствием микросоциальных конфликтов, ведущих к суицидальному поведению (Амбрумова А. Г., 1978; Войцех В. Ф., 2006).

В этом плане алкоголизацию можно рассматривать как своеобразную реакцию населения на социальноэкономические кризисы, как своеобразный уход от действительности, чем в сущности и является суицид, а не как собственно причину роста самоубийств (Войцех В. Ф., 2006, 2007).

В то же время отмечается значительная частота приема алкоголя при суициде. В Швеции алкоголь обнаружен в крови у 35 % суицидентов (Norstrom T., 1988; Sjogren H. et al., 2000), в Финляндии у 30,5 % (Lunetta P. et al., 2001), в Бразилии у 32,2 %, в штате НьюЙорк он выявлен в крови совершивших суицид в 33 % (Caces P., Harford Т., 1998).

Исследователи в работах, выполненных в разное время и в различных регионах России, утверждают, что не менее чем у 30 % (а максимально у трех четвертей мужчин и у двух третей женщин) в крови обнаружен алкоголь (Амбрумова А. Г., Тихоненко В. А., 1981; Кутько И. И., 1988; Столяров А. В., 1990; Молин Ю. А., 1996; Дубравин В. И., 2001; Зиновьев С. В.

, 2002; Гладышев М. В., 2006).

Влияние алкогольной интоксикации наиболее суицидогенно для соматически ослабленных, для подростков и женщин, для лиц, пребывающих в стрессовых ситуациях, при всех вариантах социальнопсихологической дезадаптации (Амбрумова А. Г., Чуркин Е. А., 1980).

Так, алкогольное опьянение было установлено у каждого третьего ребенка и подростка в момент совершения суицида, при этом около половины из них ранее алкоголь вообще не употребляли (Лазебник А. И., 2000).

У акцентуированных и психопатических личностей на фоне злоупотребления алкоголем чаще возникает состояние декомпенсации с суицидальными действиями (Кутько И. И., 1988).

Многие исследования подтвердили равновеликую значимость алкоголя в реализации суицидальных намерений для представителей различных этносов, проживающих на одной территории (Лазебник А. И., 2000; Дубравин В. И., 2001). Алкоголизация играет важную роль при формировании мотивации и выборе способа суицида (Пащенко И. Е., 2003).

Важно!

Роль алкогольного опьянения заключается в создании и усилении условий, благоприятствующих реализации суицидальных замыслов: алкоголь снимает витальный страх, ослабляет контроль, облегчает выполнение задуманного, иногда сама выпивка выступает в виде символического акта прощания с жизнью.

В то же время прием алкоголя повышает агрессивность, конфликтность и демонстративность, усугубляет психический дискомфорт, потенцирует развитие чувства вины, что может актуализировать прежние суицидальные мысли и привести к попытке суицида (Амбрумова А. Г., Тихоненко В. А., 1981; Шустов Д. И. и др., 1998, 2005; Юрьева Л.

Н., 2001; Зиновьев С. В., 2002). Состояние алкогольного опьянения провоцирует более легкое возникновение различных аффективных и импульсивных реакций, в том числе на незначительное психогенное воздействие (Амбрумова А. Г., Чуркин Е. А.

, 1980), а также увеличивает глубину кризисной ситуации и придаёт ей характер безысходности (Столяров А. В. и др., 1990).

Алкоголь был обнаружен не только у тех, кто имел какието алкогольные проблемы (состоял на учете, пил запоями и т. п.), но и у тех, про кого родственники и знакомые говорили: «Пил как все», а то и «Почти не пил».

Известно, что депрессии и субдепрессии случаются после массивных выпивок не только у алкоголиков, но и у пьяниц, причем не всегда тяжелых. Это значит, что не только злоупотребление алкоголем влияет на распространение самоубийств, самоубийство может спровоцировать и «простая» выпивка (Афанасьева Е. В.

, 1980; Коваленко В. П., 1980; Амбрумова А. Г., Тихоненко В. А., 1981; Столяров А. В. и др., 1990).

По мнению А. Г. Амбрумовой, В. А. Тихоненко (1980), между приемом алкоголя и суицидальным поведением существуют два основных типа взаимоотношений. При первом из них алкоголь принимается до появления суицидальных мыслей.

В состоянии опьянения вначале возникают конфликты, затем формируются суицидальные тенденции, которые в течение короткого и острого пресуицида достигают максимума и реализуются в суицидальных действиях.

При втором типе алкоголь принимается после появления суицидальных мыслей с целью облегчить реализацию суицидального намерения. Пресуицид в этом случае более продолжительный, с меньшей аффективной напряженностью.

Влияние алкогольного опьянения на высоту суицидального риска неоднозначно. С одной стороны, оно повышает вероятность суицидальных действий, облегчает их реализацию.

С другой в большинстве случаев свидетельствует о недостаточной серьезности намерений.

Кроме того, в силу ослабления критики и контроля за своим поведением человек может совершить завершенный суицид даже при явно демонстративных тенденциях (Старшенбаум Г. В., 2005).

Совет!

Следует отметить, что прямой зависимости между тяжестью аутоагрессивных расстройств и концентрацией алкоголя в крови не выявлено (Амбрумова А. Г., Чуркин Е. А., 1980). В одних работах чаще обнаруживаются средняя и слабая степени опьянения (Амбрумова А. Г., Тихоненко В. А., 1981; Столяров А. В. и др.

, 1990; Молин Ю. А., 1996), в других средняя и тяжелая степени (Афанасьева Е. В., 1980). Многие авторы полагают, что связь между уровнем алкоголя в крови и суицидом нуждается в дополнительном изучении. До сих пор не до конца выяснено влияние тяжести алкоголизации на суицидальную активность.

Таким образом, остается много открытых вопросов во взаимоотношениях в системе «алкоголь самоубийства» (Нечаев А. К., 1992).

Чтобы оценить роль алкогольного фактора в суицидальном поведении в Забайкалье, нами для анализа были выбраны следующие показатели: а) смертность, связанная с алкоголем смертность от случайных отравлений алкоголем (X42), алкогольной болезни печени (К70), алкоголизма (F10) (на 100 тысяч населения); б) заболеваемость населения алкогольными психозами и алкогольной зависимостью (на 100 тысяч населения). Показатели оценивались отдельно для сельского и городского населения Забайкальского края, жителей Читы.

Абсолютные показатели умерших по вышеуказанным причинам и численность населения в регионе с 1975 по 1994 г. получены из документов, хранящихся в ГУ «Государственном архиве Забайкальского края». Аналогичные данные с 1995 по 2007 г.

были предоставлены территориальным органом Федеральной службы Государственной статистики по Забайкальскому краю.

Показатели заболеваемости были рассчитаны на основе данных, полученных при работе с архивными материалами ГУЗ «Областного наркологического диспансера» за период с 1980 по 2007 г.

Выбор указанных явлений определялся несколькими обстоятельствами.

Вопервых, для того чтобы выявить наличие связи между числом самоубийств и алкоголизацией населения, необходимо сопоставить динамику суицидов с динамикой показателей, которые более жестко и безусловно связаны с потреблением спиртных напитков.

Вовторых, обусловлен медицинской значимостью данных величин, а также тем, что благодаря их экстремальному характеру они мало зависят от социальных установок и сравнительно легко поддаются учету (Нечаев А. К., 1992).

Внимание!

Зависимость от употребления алкоголя более очевидна для смертности от случайных отравлений алкоголем и заболеваемости алкогольными психозами. Ведь последние встречаются только у больных алкогольной зависимостью, а смертность от отравлений следствие прямого воздействия алкогольного фактора. Поэтому и реагируют эти показатели наиболее быстро на изменение алкогольной ситуации в стране.

Смертность от алкогольной болезни печени занимает промежуточное положение, являясь хроническим прогредиентным заболеванием, течение которого может резко утяжеляться приемом алкоголя (Немцов А. В., Нечаев А. К., 1991).

Аналогично обстоит ситуация и со смертностью от алкоголизма, ведь в танатогенезе большую роль играет соматическая патология, нажитая в результате предшествующего длительного пьянства.

Исходя из данных, приведенных на рис. 6, можно констатировать, что смертность от алкоголизма, алкогольной болезни печени в Забайкалье выросла за анализируемый период времени (с 1975 по 2007 г.) в 11 раз (с 0,49 до 5,4 на 100 тысяч населения) и в 40,4 раза (с 0,25 до 10,1 на 100 тысяч населения) соответственно.

При анализе заболеваемости алкогольной зависимостью населения Забайкалья выявлено, что величина этого показателя с 1983 по 1992 г. снизилась в 5,9 раза, а с 1993 по 2007 г. наблюдался непрерывный рост выявляемости заболевания (в 3,2 раза; до 117,4 на 100 тысяч населения).

Однако корреляция со всеми выбранными для изучения показателями оказалась отрицательной. Это следует считать косвенным подтверждением несовершенства системы выявления и учета данного контингента больных.

Поэтому заболеваемость алкогольной зависимостью не может служить надежным источником информации о наличии алкогольных проблем в обществе.

Источник: https://psyera.ru/6490/alkogolizm-i-suicidy

Алкоголизм — это медленная форма самоубийства

Есть мнение, что алкоголь пьют с «устатку», для «аппетита», и что якобы алкоголь способствует пищеварению, улучшает усвояемость пищи.

Научно доказано, что под влиянием алкоголя изменяется и извращается очень важный регулятор нашего организма — чувство голода, аппетит. Естественное чувство голода преувеличивается, происходит перегрузка желудочно-кишечного тракта, нарушается нормальное пищеварение. Последствиями этого могут быть нездоровая полнота, расстройство пищеварительного аппарата.

При регулярном приеме даже небольших доз алкоголя железы, расположенные в стенке желудка и вырабатывающие желудочный сок, сначала выделяют много слизи, а затем атрофируются. Пищеварение в желудке становится неполноценным, пища застаивается или, не переваренная, поступает в кишечник.

Возникает гастрит, который, если не устранить его причину и серьезно не лечить, может перейти в рак желудка. При разовом приеме дозы алкоголя 100—150 г и больше происходит сильнейший «ожог» стенок пищевода и желудка и требуется значительное время для восстановления омертвевшей ткани (стенки желудка имеют белый налет, аналогичный белку сваренного куриного яйца).

Есть мнение, что алкоголь употребляют для «согревания», считая, что увеличивается сопротивляемость организма охлаждению. Под влиянием алкоголя у человека вскоре наступает паралич кожных сосудов, они расширяются, и к поверхности тела притекает больше крови. Человеку кажется, что он согрелся, но это чувство общей теплоты есть сущий обман.

Нагревается только кожа, которая быстро отдает полученное тепло. Температура же тела, как показывают многочисленные измерения, понижается. Организм под влиянием алкоголя утрачивает свою нормальную чувствительность к холоду, и кожа перестает отвечать целесообразно на его действия сжатием своих кровеносных сосудов.

Поэтому подвыпившие люди так легко подвергаются простудным заболеваниям.

Есть мнение, что приемом алкоголя можно предупредить грипп, простуду и другие заболевания.

Опыты показали, что алкоголь не оказывает противовоспалительного действия на вирус гриппа, как и на любой другой вирус, и что на спирт нельзя полагаться как на средство, способное защитить человека от инфекции и остановить эпидемию. Напротив, как показали исследования, люди, употребляющие алкоголь, более уязвимы для вирусных инфекций.

В народе существует убеждение, что алкоголь полезен в холодном климате. Низкая температура так усиливает действие алкоголя, что внешний холод равносилен удвоенной дозе алкоголя. Это увеличивает отравляющее действие. Особенно опасно «для согревания» пить на морозе.

Несмотря на быстрое охлаждение тела, человек этого не ощущает, и поэтому легко может наступить его обморожение и даже смерть. Поэтому употребление алкоголя в «холодных» странах намного опаснее и вреднее, чем в «теплых».

Есть мнение, что алкоголь якобы помогает излечению, входя в состав различных лекарств. Алкоголь является только растворителем и консервантом в лекарствах и так называемыми «лечебными» свойствами не обладает. И в дальнейшем временное лечебное действие лекарства сводится на нет разрушительным действием алкогольного яда.

Те, кто курят и пьют, заявляют, что если они выкурят папиросу, которая сужает коронарные сосуды, а затем выпьют рюмку коньяку, которая, мол, расширяет эти сосуды, то тем самым они добьются нейтрализации действия табака и алкоголя, и сосуды останутся в норме.

Важно!

Это примитивное и вульгарное суждение в корне ошибочно. Выкуренная папироса действительно суживает крупные коронарные сосуды, коньяк же ведет к подобным изменениям в средних и мелких сосудах сердца.

Следовательно, оба эти яда (алкоголь и никотин) дополняют друг друга в своем губительном действии на сердце, хотя выпившему и кажется, что ему стало лучше.

Есть мнение, что алкоголь якобы уменьшает боль и дает чувство облегчения при болезненных состояниях. Эти утверждения есть чистейший самообман, вызванный параличом центров внимания и самоконтроля.

Больной от приема любой дозы алкоголя впадает в состояние эйфории, и ему все, даже его собственная болезнь, представляется в розовом цвете.

На самом деле прием алкоголя в любом количестве только усугубляет процесс и приближает трагическую развязку.

Иногда встречается заблуждение, что употребление алкоголя (пива, вина) повышает количество и улучшает качество грудного молока. Это представление полностью отвергается наукой. Согласно данным физико-химического исследования такое «пьяное» молоко более жидкое, в нем снижено количество белка, столь необходимого для растущего организма.

Тяжелые последствия несет для ребенка кормление грудью матерью, употребляющей алкоголь. Появился даже специальный термин «грудной алкоголизм». Такие дети если и не умирают в раннем возрасте, то растут и развиваются замедленно.

Описано немало случаев отравления младенцев, вплоть до появления судорожных припадков оттого, что кормящая мать употребляла вино и пиво в период кормления.

Есть мнение, что якобы под влиянием алкоголя увеличивается физическая работоспособность. Рядом с расстройством тонких движений наблюдается много излишних и бесполезных. Этим отчасти объясняется тот твердо установленный факт (например, на больших массах людей во время походов), что работоспособность несомненно уменьшается.

То же установлено измерением мышечной работы со специальными приборами.

Под влиянием алкоголя нормальное чувство утомления и тяжести труда утрачивается, и человек, лишившись этих спасительных регуляторов в нашей обыденной жизни, начинает расходовать нерасчетливо свою мышечную силу, вызывая этим глубокое, долго не восстанавливающееся истощение нормальной работоспособности.

Совет!

Часто встречается ошибочное мнение, что алкоголь снимает нервные перегрузки, утомление, способствует душевному и физическому расслаблению. Любая доза алкоголя действует угнетающе на мозг человека.

Заметно увеличивается время для обработки информации, биотоки мозга значительно изменяются, что ведет к нервным раздражениям и утомлениям.

Алкоголь повышает утомляемость, заставляя организм бороться с ядом, и поэтому нормальный сон не восстанавливает у человека обычной бодрости и не дает ощущение отдыха.

Как наркотическое вещество («Спирт этиловый — сильнодействующий наркотик» ГОСТ 18300,72), алкоголь способен сначала притуплять чувство усталости, неприятные душевные ощущения, к примеру, тоски и озабоченности.

Человеку кажется, что он чувствует себя лучше, что все у него получится и наступила успокоительная разрядка.

Однако создав иллюзию и самообман на короткое время, алкоголь не устраняет неприятности, а наоборот, впоследствии еще больше усиливает их, чем осложняет жизнь человека.

Способствует общению, снимая скованность, действует возбуждающе и подкрепляюще на человека. Ни в коем случае не способствует общению, губя чистоту и искренность во взаимоотношениях! Огрубляет и опошляет все. Под влиянием алкоголя парализуются психические центры; у человека начинают преобладать чувства, не сдерживаемые разумом.

Внимание!

Он становится чересчур откровенным и общительным, легкомысленным, лишается способности точно оценивать окружающее, перестает замечать опасность. Неумеренная оживленность и жестикуляция, хвастовство — также следствие начавшегося паралича сознания и воли.

Человек под действием алкоголя не стыдится вести себя непристойно, выражается нецензурно при женщинах и детях.

Неверно утверждение, что алкоголь увеличивает творческие способности, стимулируя фантазию. Спирт губит саму возможность творчества, за фантазию принимаются галлюцинации, вызванные алконаркотиком.

Нарушаются сложные психические процессы,— ассоциации, которые страдают в двойном отношении: во-первых, их образование замедлено и ослаблено, и вовторых, существенно изменяется их качество: вместо внутренних ассоциаций часто проявляются ассоциации внешние, нередко стереотипные, основанные на созвучии, на случайном внешнем сходстве предметов. Даже при разовом приеме алкоголя высшие центры мозговой деятельности поражаются на период от 8 до 20 дней. Если же отравление алкоголем происходит систематически, то работа этих центров не восстанавливается, мышление становится шаблонным, лишаясь свежести и оригинальности.

В результате длительной интоксикации у пьющих разрушается импульс к труду, они становятся неспособными не только к творческой работе, а вообще к систематической работе, и постепенно совсем перестают трудиться. Окончательно притупляются способности к творческому мышлению, синтезу, а потом эти высшие свойства человеческого мозга исчезают и вовсе. Возникают психические нарушения и происходит деградация личности.

Незаметна скрытая ложность часто звучащих в быту фраз «злоупотребляет алкоголем (пивом, вином,водкой)» или «не злоупотребляет алкоголем».

Использование по отношению к алкоголю термина «злоупотребление» — ошибочно и неправомочно. Если есть злоупотребление, то, подразумевается, что есть употребление не возло, а в добро, то есть полезное употребление. Но в отношении алкоголя такого употребления нет, как нет и употребления безвредного.

Любая доза алкоголя вредна. Дело лишь в степени вреда. Схема навязывания ложного словесного стереотипа проста: «злоупотребление» — «норма употребления» — «безвредное употребление» — «полезное употребление». Любое употребление алкоголя есть злоупотребление.

Правильно говорить «отравляться алкоголем» (пивом, шампанским, вином, водкой и т. д.) или «не отравляться алкоголем». Существуют и поддерживаются средствами массовой информации стойкие предрассудки о том, что можно пить «культурно», «умеренно» и малые дозы алкоголя безвредны, а иногда даже и полезны.

Это самый коварный термин — «культурное», «умеренное» употребление. Достаточно призвать людей пить «умеренно» и сказать, что это безвредно, и они охотно последуют такому совету, и многие из них станут алкоголиками.

Пропаганда возможности «культурного», «умеренного» потребления алкогольных напитков наносит огромный вред обществу, общественному сознанию, дезориентирует его.

Важно!

Безусловный вред, наносимый, так называемым «культурным», «умеренным употреблением» алкоголя, неизбежно обусловлен следующим:

1) Пиво, шампанское, вино, водка и т. д. — разнопроцентные растворы спирта в воде с небольшими вкусовыми, ароматическими и красящими добавками, введенными с целью замаскировать отравляющее действиеалкоголя.

2) Неважно, что пьют, существенно только — сколько при этом алкоголя в перерасчете на чистый спирт поступает в организм.

3) Вред, наносимый алкоголем, накапливается подобно действию ионизирующей радиации. «Культурно» пьющий также верно разрушает свое здоровье, как и пьющий не «культурно».

«Культура пития» — не что иное, как маскировка алконаркотического отравления.

И если серьезно задуматься, то диким, окажется сам факт «культурного употребления» алкоголя: как можно культурно отравляться веществом, которое является ядом в любых дозах?!

Главной расплатой за «культурное», «умеренное» употребление алкогольных изделий и пропаганду этой возможности является ухудшение здоровья будущих поколений и вовлечение в порочный круг отравления алкоголем, со всеми вытекающими последствиями, детей, подростков и юношества.

Распространение алкоголя и пропаганда его «культурного», «умеренного» употребления алкоголя держится в первую очередь на ложных представлениях и незнании истинного действия алкоголя. Нередко стоит человеку узнать всю правду об алкоголе, как он перестает отравляться этим ядом.

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СТАНДАРТ ГОСТ 18300–72, от 26.12.1972 №2329

ТРЕБОВАНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ:5.1. Этиловый спирт — легко воспламеняющаяся, бесцветная жидкость с характерным запахом, относится к сильнодействующим наркотикам, вызывающим сначала возбуждение, а затем паралич нервной системы.

ВНИМАНИЕ! Пиво, шампанское, вино, водка и т.д. — ядовитые наркотические изделия! Трезвость – это полный и осознанный отказ от алкогольных, табачных и наркотических самоотравлений; это естественное и единственно разумное состояние человека, семьи, общества, государства.

.com/beautynhealth

Источник: http://www.vedamost.info/2013/02/blog-post_21.html

Алкоголизм и суицидальное поведение: как помочь?

?Добрый день! Мой вопрос затрагивает темы алкоголизма и суицидального поведения. Очень много букв, чтобы максимально отобразить, так сказать, анамнез. У меня есть двоюродная сестра, старше на 2,5 года. Через несколько месяцев ей исполнится 31 год.

О её семье. Она родом из небольшого городка.

При родах у нас обеих была одинаковая травма (врождённый вывих бедренных костей), только у неё в более серьёзной форме. Родители развелись, когда она была маленькая из-за алкоголизма отца. В опьянении он может вести себя крайне агрессивно – ругаться, бить.

Её мать старше отца лет на 5-7, у неё также есть дочь от первого брака, старше моей сестры на 7 лет.

После развода, родственники начали активно делить сестру – мать науськивала против отца и бабушки (а она у нас очень властная женщина с тяжёлым характером) и семьи моей матери, а бабушка, соответственно, против матери. Я была постоянным свидетелем этому, поскольку постоянно живя у бабушки, раз-два в неделю ездила с сестрой ночевать к ней.

О её жизни. Как и всякие сёстры, мы дружили, но, конечно, было место и ссорам, всё-таки иногда и такая скромная разница в возрасте становится пропастью.Первые серьёзные конфликты начались у нас, когда мне 12, а ей – 14.

Вступив в переходный возраст, она поправилась, увлеклась рок-музыкой (влилась в компанию, а в те годы в их маленьком городке было ощутимое противостояние между т. н. «гопниками» и «нефорами», доходило даже до поножовщины с летальными исходами).

Совет!

Через год, увидев уже повзрослевшими глазами весь ужас, который устраивал её отец спьяну, я тоже многое переоценила, и мы снова вышли «на одну волну».

В подростковом возрасте периодически ругались, но, скорее, по мелочи. Старались поддерживать друг друга в переживаниях, исписывали письмами целые тетради. У неё всё сильнее стали проявляться мысли о суициде, мол, она никому не нужна. Я пыталась её утешить, но тщетно. 30 декабря 2002 г.

она впервые поставила меня в ситуацию отвратительного выбора – прислала письмо, в котором она говорила, что в феврале, в свой день рождения (17 лет) она покончит с собой, и я не должна никому говорить.

Мне было 14 лет, я сама была закомплексованным подростком, которого дразнили в школе, поэтому такие упаднические мысли мне не чужды (как впрочем, и многим подросткам, как я считаю сейчас), но меня разрывало изнутри! Если я скажу родителям, и её остановят – я потеряю её доверие навсегда, а если промолчу – потеряю её саму.

Стоит отметить, что в те годы она стала для меня этаким примером, ролевой моделью (казалась мне очень стойкой, умной, я всегда любила в людях надрыв), а потому предать её было задачей, почти невыполнимой.

Я промолчала. Утром в день, следующий за днём её рождения, нам позвонили и сказали, что она пыталась покончить с собой – выпила какие-то таблетки и вскрыла вены. Мне было очень плохо, я плакала, в школе чуть не упала в обморок…

Москва. Потом что-то вроде бы изменилось.

Она «влюбилась» в одну из известнейших отечественных рок-групп, сорвалась на фестиваль «Нашествие» («на собаках», т. е. попутных электричках), а потом своими силами поступила в один из престижнейших московских ВУЗов. На нервах от переезда сильно похудела и похорошела. Ещё на заселении познакомилась с парнем (Р.

), с которым они были очень похожи и у них начались отношения (если тогда их можно было так назвать). Как я сейчас понимаю, уже тогда в ней появилось, с одной стороны, умение добиваться цели любыми путями, с другой, маниакальная навязчивость. Она влюбилась в Р.

Внимание!

по уши, он вроде бы и отвечал ей взаимностью, но особой серьёзности не хотел (в 17-то лет, впервые уехав от родителей в Москву, ещё бы). Так или иначе, он стал её первым мужчиной. По её словам, она едва не потеряла сознание от боли в первый раз, но у них всё равно продолжались отношения, она забеременела от него и сделала медикаментозный аборт.

В конце первого курса она сделала вторую попытку суицида, на этот раз абсолютно демонстративного (по её признанию, в том числе) – выпила несколько упаковок «Донормила», пришла к Р. в комнату и бросила упаковки ему на кровать. Он вызвал «скорую», дальше – больница, из которой её приехала вызволять бабушка (на минуточку, не мать!), но 3 дня она там провела.

Так или иначе, всё как-то выровнялось. Р. переоценил их отношения, стал ухаживать за ней, полюбил, она, в свою очередь, словно перегорела, но была с ним, и тоже по-своему его любила. Начиная с первого курса, она начала регулярно пить алкоголь (пиво, 3-4 банки). И под «регулярно» я имею в виду без малого каждый вечер.

Суицидальные мысли не исчезли, просто «выровнялись», что ли. Она жила с «пониманием» того, что покончит с собой, но когда-то потом (её останавливали мысли о долге, о том, что некому и не на что будет её хоронить). Между тем, училась она прекрасно, была лучшей на потоке, получила 2 красных диплома.

Правда, ещё раз или два беременела и точно так же делала медикаментозные аборты… Старалась не показывать виду, но переживала (должно быть, хотела, чтобы Р. настоял на том, чтобы оставить ребёнка, ей снились её нерождённые дети). Наши отношения тоже выровнялись, мы приезжали друг к другу в гости (я переехала учиться в Петербург).

Её сумасшедшая мечта – вокалист известной группы – постепенно начала сходить на нет, когда на другом концерте она, скажем так, нашла себе новую цель.

Петербург. Спустя 8 лет после её переезда в Москву (в 2011 г.), она закончила магистратуру, жила вместе с Р. и его сестрой в однокомнатной квартире, которую им купили родители Р.

в ближайшем «заМКАДье», регулярно ездила на работу в район Арбата, но пила каждый вечер (и каждый – значит, действительно каждый) по 5-6 банок пива, снова страдала суицидальными мыслями и грезила о новом рок-музыканте.

Я в том году тоже закончила университет и снимала по знакомству большую комнату в коммуналке вместе с подругой. Когда подруга съехала, я предложила сестре переехать ко мне, раз она не видит смысла продолжать отношения с Р., и… она согласилась. Мы организовали переезд, и новый год встречали уже вместе. Сейчас мне кажется, что это была огромная ошибка.

Там, с Р., возможно всё было бы иначе. Хотя он даже толком не заметил, что она собирает вещи, а в день отъезда помог загрузить их в машину. Он писал ей некоторое время после отъезда, однако так ничего и не сделал, хотя возможностей было предостаточно. Вместе мы прожили несколько месяцев, после чего разъехались по разным районам.

Важно!

Квартира, в которой она вот уже почти 5 лет снимает комнату, частенько напоминает притон. Помимо неё там живёт двоюродная сестра хозяйки, которая ведёт, мягко говоря, несдержанный образ жизни – алкоголь, лёгкие наркотики и табуны мужчин (при том, что она – полицейский).

Первые 1,5 года я часто у неё бывала на выходных или мы выезжали на шашлыки, вместе отмечали праздники. Алкоголь присутствовал всегда, я тогда тоже пила больше, чем нужно, но в разы меньше, чем сестра. Кроме того, после посиделок я всегда уезжала домой, продолжала жить полноценной жизнью, работала, занималась хобби, а она, по сути, больше ничего не делала.

3,5 года назад я познакомилась со своим будущим мужем. Мы почти сразу стали жить вместе, и, конечно, у меня появились немного другие проблемы. Я стала приезжать уже не так часто, но общаемся и видимся мы регулярно, и вот сейчас ситуация критическая.

Отношения с мужчинами. Как я писала, она 8 лет прожила с Р.

За это время они несколько расставались, и у неё было несколько необременительных связей. После переезда в Петербург постоянных отношений у неё не было ни с кем.

Она «любит» вокалиста одной из рок-групп и, стоит сказать, добилась очень много в отношении него – с нуля и без связей создала выездной фан-клуб, общается с участниками группы, в турах ездит вместе с ними в их автобусе, они вместе выпивают и т. д. Выдерживает «профессиональные» отношения, никакой романтики/интима, потому что иначе «может потерять всё». Этой «любви» уже 7 лет…

Вопреки этому, у неё был период очень серьёзной влюблённости в коллегу по работе (лет на 5 старше неё). Я, конечно, не психолог (потому и пишу сюда), но мне видится так, что, отринув свою прошлую жизнь, длительные отношения, оставив друзей, ей нужно было за что-то зацепиться, поэтому в первый же день на работе она влюбилась в коллегу.

Дальше началась история с тем¸ что я для себя называю «маниакальным преследованием». Она считала, что он тоже любит её, но поскольку является человеком довольно верующим, он как бы стремится воспитать её, привить ей нужные ему качества.

Совет!

Причём, он не говорил этого буквально (ни вслух, ни в переписке), но «давал понять» и «воздействовал на неё методом НЛП». Она писала ему целые письма в социальной сети, но вслух тоже ничего не говорила. Вскоре он заблокировал её, но она продолжала ему писать с других аккаунтов.

Когда из его поведения она поняла, что он «проиграл, не смог её сломать», она точно так же продолжила писать ему, но уже в уничижительном тоне.

Потом было ещё одно увлечение – рок-звездой городского уровня, та же история: по её словам, он был в неё влюблён, но не смог сломать. И ещё 1-2 таких случая. В плане секса она очень избирательна и зажата. За всё это время у неё была связь всего с 3 мужчинами, по разу (за 5 лет).

До недавнего времени полностью переключила внимание на группу – вокалиста и организатора, абсолютно разных по типажу людей (вокалист – саморазрушение, разгульный образ, подорванное здоровье, якобы экстрасенсорные способности; организатор – не пьющий, заботливый, принципиальный, правильный, но «скучный»).

Отношения с родственниками.

С отцом общается только при встрече. Мать у неё тоже выпивает, живёт с инвалидом (стал им во время их отношений), постоянно звонит ей и треплет нервы, я бы даже назвала это доведением, потому что нередко после таких разговоров у сестры случается истерика. Мать говорит, что сестра – плохая, никчёмная, у неё нет ни семьи, ни детей.

В прошлом году, когда у сестры были дреды на голове, мать спряталась от неё в подвале (причём, выяснилось, что у неё там стоит раскладушка – то есть, она периодически там ночует?). Старшая сестра уехала в Европу (вышла замуж ради гражданства), ей сейчас под 40, детей нет, недавно второй раз вышла замуж за мужчину лет на 30 старше.

Периодически подключается к матери,  они вдвоём «бомбят» сестру. В последний раз пришлось даже вступаться мне – узнавать номер телефона и в грубой форме просить отстать. Это помогло.

Хорошо общается с бабушкой, моими родителями. С моей мамой очень откровенна.

Здоровье и образ жизни. Употребляет алкоголь ежедневно на протяжении последних 10 лет (в среднем, около 10 банок в сутки). Смещён режим дня – ложится спать в 7-10 утра, спит до вечера, вечером и ночью – пьёт.

На работу практически не ходит (живёт в буквальном смысле через дорогу от места работы), но в штате её держат, поскольку она действительно хороший специалист. Перевелась на пол-ставки, но и их не выполняет.

Подрабатывает в сфере музыки, организовывает концерты в крохотном клубе, но это редкий и небольшой доход.

Внимание!

Живёт всё в той же квартире, в комнате с ней живёт её «подруга», которая питает к сестре отнюдь не дружеские чувства и фактически содержит её (насколько я знаю, между ними никакой связи нет, но утверждать не могу). У сестры кредит, долги друзьям, оплата съёмного жилья – откуда она берёт деньги не знаю, потому что на её образ жизни, нам бы даже вдвоём с мужем денег не хватило бы.

Начались закономерные проблемы со здоровьем. Она очень поправилась. Когда делала УЗИ, выяснилось, что сильно увеличена печень. По биохимии крови показатели АСТ и АЛТ увеличены в 7 раз (от верхнего предела нормы), предциррозное состояние печени. Месячные уже давно нерегулярные, их почти нет. Воспаляются глаза (нужна операция). …

Эпилог. Мы с моей мамой пытались с ней говорить.

Я, по сути, занимаюсь этим всю жизнь – и серьёзно, и в шутливой манере. Но время шуток окончательно закончилось.

Она на новом витке суицидальных мыслей, я пытаюсь говорить с ней со всех сторон – пытаюсь дать понять, что во многом её состояние усугубляется алкогольной депрессией, предлагаю помощь – и переезд к нам с мужем, чтобы я её контролировала, и поиск психолога (она воспринимает психологию и психиатрию исключительно в карательном ключе).

Пытаюсь объяснить ей, что 30 лет – это не «конец», как она считает, а вполне себе начало жизни, хороший возраст, что можно и хобби найти, и мужчину ещё 10 раз встретить, в конце концов, не все обретают счастье в семье и детях, столько всего интересного вокруг, книг нечитанных, мест невиденных даже в пределах города и области.

Она не слушает, говорит, что ей нечего терять, моментами я срываюсь и высказываю ей, какая она дура, что вот так спускает свою жизнь в унитаз. И говорю, что мне тоже очень тяжело всё это слушать и не понимать, что я могу сделать.

Я знаю, что, в любом случае, я буду чувствовать себя виноватой, если она умрёт. Как началось это 14 лет назад, так и продолжается до сих пор – я как бы храню тайну, но ничего не имею права сделать.

Моментами мне кажется, что у меня самой скоро нервный срыв случится, потому что всё стало уже слишком серьёзно.

Самое обидное, что она очень умная, грамотно излагает свои мысли, и могла бы сделать и карьеру головокружительную, и реализоваться во многих сферах, но ей «ничего не нужно». У неё жуткая апатия – «я не хочу ничего менять», «я всю жизнь шла к этому моменту» и т. д., но мне кажется, раз она проходит обследования, значит, хочет жить.

Важно!

Просто она привыкла, что её образ жизни сходит ей с рук, а сейчас по-настоящему испугалась, хоть и не признаётся.

Кроме того, в ней словно два человека: первый – запуганный, робкий, неуверенный в себе («я страшная», «кому я буду нужна старухой», «мать меня ненавидит», «я никогда не встречу мужчину, у меня не будет семьи, я не рожу»), второй – самоуверенный, с «комплексом бога» («я очень привлекательна, несмотря на то, что поправилась», «все хотят меня», «я одна создала такое движение» (про фан-клуб)). И ещё она очень любит приукрашивать своё состояние или эмоции, использоват максимально окрашенную лексику. Если поцарапалась, то «до мяса», если тошнит, то «кровью» и т. д.

Можно ли что-то сделать в этой ситуации? Принудительное лечение? Боюсь, она возненавидит меня, но увещевания не действуют. Предоставить ей право выбора, и пусть делает, что хочет? Но она не может не писать мне обо всём, а я не могу спокойно это воспринимать и не смогу простить себе, что не помогла. Очень надеюсь на ваши советы.

&депрессия, зависимость от игр_алкоголя_наркотиков

Источник: http://ru-psiholog.livejournal.com/7399535.html

Оставить комментарий

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные для заполнения поля помечены *

очиститьОтправить